Как «Лисичанский рабочий» превратился в «Новый путь»

006-min 005В конце 50-х в местную газету пришли работать люди, лично знакомые нам — ныне живущим газетчикам и читателям. Среди них – Ирина Евгеньевна Потупало. Ее уже несколько лет нет на свете, но сегодня обращаюсь к ее молодости. Благо, у меня сохранились воспоминания коллеги не только в рукописи, а и диктофонная запись от 2007 года. Вспоминает Ирина Потупало.

— В далеком 1958-м я, выпускница Киевского университета, попала в «Лисичанский рабочий» под опеку тогдашнего редактора Алексея Никоновича Севастьянова. Его детище — местную газету – лисичане выписывали и читали от корки до корки. Она охватывала все вопросы городской и сельской жизни, а стоила… две копейки. Даже в атмосфере партийных съездов жили и полнились любимые читателем рубрики: «С карандашом по городу», «Колючая смесь», «Из зала суда», «Творчество наших читателей» — с юморесками Николая Семерни и стихами Николая Чернышова.

Коллектив – мужчины, бывшие фронтовики. В разные годы здесь работали Иван Бобровский, Анатолий Дроздов, Александр Васильев, Владимир Подов, Георгий Евдокимов, Андрей Гайворонский, Анатолий Травкин и другие. Был в наличии и прекрасный пол — моя ровесница Анна Пономаренко, выпускница Львовского университета Надежда Буканова, обаятельный корректор из старых интеллигентов Анна Падалко (она прошла с фронтовой газетой дорогами войны), Анна Степанова, Лилия Логунова.

— Ирина Евгеньевна, расскажите о редакторе Севастьянове.

— Это был заботливый отец троих детей и внимательный муж, участливый руководитель. Нам с Надей Букановой, жившим на частных квартирах, он сумел выхлопотать ведомственное жилье. Это с его легкой руки приобщилась к творческой работе машинистка Лидия Соколец. Увлеклась Лида, университет заочно окончила, потом многие годы работала корреспондентом «Нового пути» и редактором городского радио. И еще один штрих к портрету Алексея Никоновича. Я успела поработать под началом пяти редакторов. Не жалуюсь – ладила со всеми. Но что касалось критики в адрес начальства — особенно на редакционных летучках, — ее терпеливо выслушивал от нас только Алексей Никонович – не перебивая, не обрывая говорившего. Только свой взмокший лоб все тер платком, сидя в старинном широком редакторском кресле. Он, фронтовик, был мужественным и в мирной жизни. Умер в 47 лет – от лейкоза (рака крови). Но живет уже более полувека фильм о Лисичанске, инициатором создания которого был Севастьянов.

— Я смотрела его! Каждый штрих в нем дышит любовью к родному уголку, его людям-созидателям. Но не знала, что своим рождением он обязан тогдашнему редактору.
— Алексей Никонович ценил и поддерживал Никиту Лопатина – исследователя и популяризатора истории нашего края, автора книги «У колыбели Донбасса». В 1960 году, когда отмечался 250-летний юбилей нашего города, тот фильм демонстрировали для лисичан в течение всего юбилейного года.

— Спасибо, коллега, за теплый рассказ. А теперь – главный предмет нашего разговора – преобразования в газете. Лисичанск стал городом областного подчинения, а горрайонная газета стала городской. Как узнали об этом читатели?

— Очень просто. 30 марта 1963 года они в своей газете прочитали:

«Сегодня вышел последний в этом году, 40-й номер «Лисичанского рабочего». Газета закрывается по указанию директивных органов. С 1 апреля вы будете получать газету «Новый путь», которая станет освещать жизнь города и его промышленных предприятий.  Редакция благодарит своих рабкоров за многолетнее сотрудничество и выражает уверенность в том, что они примут горячее участие и в выпусках газеты «Новый путь».

— И приняли?

— Конечно. С первых же номеров публикуются материалы Ивана Темнохудова – о снижении потерь электроэнергии в сетевом районе «Донсеть», Владимира Кобяка – о сверхплановых перевозках по железной дороге.  Фотоснимки Ивана Вербицкого показывают трудовые будни швейной фабрики, обновление медицинского оборудования в больнице Лисичанского стекольного завода. А Иван Федотов, автор ряда фельетонов, один из которых назывался «Ротозеи из Лисичанска» — о жулике, ловко обводившем вокруг пальца ответственных работников и севшем, наконец, за решетку, — и стал редактором городской газеты «Новый путь». Выбор был не случайным. Федотов много лет редактировал газету содового завода, и это была лучшая многотиражка города – смелая в критике, уважительная к труженику, яркая, запоминающаяся. Под началом Ивана Михайловича я работала до самой его смерти, тоже ранней, в 56 лет – в 1982 году.

*   *   *

Сама Ирина Евгеньевна Потупало полвека отдала нашей газете. Ее рассказы о трудных судьбах и победах над собой, а также на темы морали заставляли думать, учили милосердию. Она и сама все время кого-то спасала – от сиротства и одиночества, от холода и глупости. Своенравная, бескомпромиссная, коллега порой сама шла на разрыв отношений, но никогда — ни-ко-гда! — не делала пакостей ближнему. Я уверена, что ее публикации «Поляна памяти», «Три мгновения войны» и другие до сих пор помнят читатели. А рассказ об отцовском подвиге рижанина Владимира Васильева – настоящий урок мужества. Мужчина не просто один вырастил сына-инвалида, не владеющего ни руками, ни ногами, а, предвидя свой короткий век, подготовил его к взрослой, представьте себе, полноценной жизни. После смерти отца парень-инвалид побывал у Ирины Евгеньевны в Лисичанске. На собственном «Опеле», с женой. Жена работает в его фирме. Сам юрист. Есть офис, штат. На встречи с клиентами и в суд ездит самостоятельно. Окружающих не напрягает – они лишь пристегивают его руки к рулю. И отстегивают. А в Лисичанск приехал, чтобы поблагодарить Ирину Евгеньевну за все.

Это она, прочитав когда-то в центральной газете о Васильевых – о мамаше, бросившей несчастного кроху, об отце-одиночке, тут же села писать ему письмо поддержки. И писала потом всю жизнь, взваливая на себя чужое горе. Ее обращение в Совет министров Латвии ускорило выделение Васильевым квартиры в Риге. После смерти Васильева-старшего поддерживала младшего.

Вот такой человек работал рядом с нами в «Новом пути».

Татьяна Сильванович

 

Об авторе Elena